Возникновение Германского Нацизма

Реферат

Политическим и идеологическим предшественником национал-социализма в Германии было немецкое националистическое и антисемитское движение, которое сформировалось в конце 1870–1880-х годов. Его сторонники происходили преимущественно из среды городских и сельских мелких собственников и деклассированных элементов. Уже одна из первых политических организаций движения – «Лига антисемитов» имела тайное членство и была построена на жестких принципах слепого повиновения вождям. Лига и связанные с ней группировки собирали подписи под петицией за ограничение гражданских прав евреев, устраивали еврейские погромы. Действовали также «Христианско-социальная рабочая партия», «Социальная имперская партия», «Немецкий народный союз», «Немецкая партия реформ», «Немецкий союз антисемитов», объединение антисемитских студенческих союзов и др. В 1888 было создано объединенное общенациональное «Немецкое антисемитское объединение». Его программа предусматривала создание «немецко-социального государства» с сильной императорской властью, ограничением демократических свобод и агрессивной внешней политикой. Антисемиты предлагали ввести жесткое «государственно-социалистическое» регулирование экономики: установить контроль над банковской и биржевой деятельностью, над монополистическими объединениями, принять меры по защите крестьянства и развитию цехового ремесла, устранить классовую борьбу и добиться гармонии между трудом и «национальным» капиталом при уничтожении «антинационального» (прежде всего, еврейского). С 1890 движение антисемитов было представлено в германском парламенте – рейхстаге.

В начале 20 в. на идейную и общественную арену Германии вышло националистическое движение «фёлькише» (от нем. das Volk – народ). «Фёлькише» трактовали народ как культурно-биологическую и мистическую общность «крови и почвы» и пропагандировали превосходство «германского духа» и немецкой культуры над бездушной либеральной цивилизацией остальной Европы. Они не только воспевали древнегерманское прошлое и Средневековье, но и соединяли идеализацию старины с «расовыми теориями» Хустона Стюарта Чемберлена (1855–1927), графа Гобино и др., идеями социал-дарвинизма и господства сильных, а также с мистическими и оккультными учениями (теософией, ариософией и т.д.). Все эти старые и новые учения использовались для того, чтобы обосновать изначальное биологическое «превосходство» германской или «арийской» расы. Движение «фёлькише» составляли многотысячные общественные организации – молодежные, крестьянские, приказчицкие, рабочие и иные союзы, а также интеллигентские группы, которые занимались разработкой идеологии немецкого расизма и национализма. Среди этих последних особое место занимали оккультные ордена – «Германский орден», «Орден рыцарей святого Грааля» и «Общество Туле», избравшее своей эмблемой древний знак «свастики», который затем заимствовали национал-социалисты.

Значительная активизация националистических организаций в Германии произошла в период Первой мировой войны. Сотни тысяч человек состояли в таких появившихся в 1917–1918 группах, как «Свободный комитет за немецкий рабочий мир», «Независимый комитет за германский мир», «Народный комитет за скорейший разгром Англии» и т.д. 3 марта 1918 в Мюнхене возникла одна из таких организаций – «Свободный рабочий комитет за хороший мир» во главе с железнодорожным слесарем Антоном Дрекслером. Первоначально в нем состояло всего 40 членов. Фактически комитет Дрекслера находился под идейно-политическим влиянием «Общества Туле». После поражения Германии в войне националистические и реваншистские настроения усилились. 5 января 1919 на базе кружков и комитетов, связанных с «Туле» и Дрекслером, в одной из пивных Мюнхена было провозглашено создание Немецкой рабочей партии; в ней состояло первоначало около 40 человек. К осени 1919 в партию по заданию военного командования вступили офицеры, унтер-офицеры и солдаты, включая ефрейтора Адольфа Шикльгрубера, австрийца по происхождению, принявшего фамилию Гитлер и капитана Эрнста Рёма. В феврале 1920 партия сменила имя на НСДАП – Национал-социалистическую немецкую рабочую партию; членов партии (их было уже около 200) стали называть «наци» или «нацистами». Программа НСДАП соединяла принципиальные националистические декларации в духе «фёлькише» и всевозможные социальные обещания, адресованные к одинокому и ощущавшему страх перед миром «маленькому человеку», который должен был в итоге почувствовать себя хозяином страны. При этом нацисты широко пользовались принципом: обещать людям именно то, что те хотели услышать, не заботясь о выполнении сделанных посулов. В области внешней политики нацисты провозглашали своей целью объединение всех немцев в «Великой Германии» и отмены Версальского и других послевоенных договоров, как неравноправных и ущемлявших германские интересы. Что касается политики внутренней, то НСДАП объявляла себя сторонницей равных прав и обязанностей для всех германских граждан, но тут же оговаривала, что гражданами могут быть исключительно те, «в чьих жилах течет немецкая кровь»; евреи подлежали лишению гражданства. Партия взывала к духу коллективизма, но трактовала его весьма своеобразно, в традициях «фёлькише» и «фронтового братства», подчиняя личность определяемой на основе «расовых» критериев нации, организованной в идеале как огромная, жестко дисциплинированная военная машина. НСДАП заявила о своем стремлении к национальному, «подлинному и честному социализму», при котором «личная польза» подчинена «общественному благу», все люди трудятся умственно или физически (сюда включались не только наемный труд, но и предпринимательская деятельность), прибыли военных спекулянтов и ростовщиков национализированы, крупные тресты переданы государству, действует разветвленная пенсионная система, развиваются образование и здравоохранение. Крестьянам была обещана земельная реформа, рабочим – участие в прибылях предприятий, лавочникам и торговцам – закрытие крупных универмагов, принадлежавших «еврейскому капиталу». Различные социальные слои («сословия») должны были получить органы представительства своих интересов – «палаты».

Германские фашисты опирались на широкое недовольство последствиями быстрой индустриальной модернизации страны, которое еще с 19 в. разделялось большой частью населения. «Фёлькише» и нацисты активно использовали антиурбанистические и аграрно-романтические настроения. Однако «антииндустриализм» национал-социалистов на поверку оказывался мнимым, поскольку соединялся с ницшеанскими концепциями «воли к власти» и социал-дарвинистской агрессией. Последнее требовало создания сильной державы, которая для поддержания собственной мощи и борьбы с конкурентами нуждалась и в развитой индустрии.

В 1921 Гитлеру удалось полностью захватить в свои руки руководство НСДАП. В том же году партия приступила к организации собственных военизированных групп – «штурмовых отрядов» (СА) во главе с Рёмом и Германом Герингом. Она получила немалые денежные суммы от военных кругов и некоторых промышленников.

Нацистская партия была первоначально лишь одной, причем далеко не самой сильной среди многочисленных и разветвленных группировок немецких ультраправых и фашистов. «Многообразие всех этих туристских клубов, трудовых товариществ, спортивных кружков, полковых объединений, стрелковых обществ, союзов воинов, офицерских союзов, организаций народного, национального, военного возрождения – производит впечатление полного хаоса.., – замечал немецкий юрист Э.Гумбель, автор исследования о фашистском движении Германии начала 1920-х гг. – Было бы неправильно думать, что все эти союз действительно существуют независимо друг от друга. Зачастую один из них происходит от другого; кружки, носящие совершенно различные имена, могут оказаться одной и той же организацией, так как одни и те же люди являются обычно членами целого ряда союзов... Действительный активный состав этих тайных организаций не превышает 200 тыс. членов». Хотя между руководством отдельных ультраправых групп шла острая борьба за лидерство, вожди нацистов еще признавали авторитет идеологов «фёлькише» и «консервативной революции» (своеобразного «консервативного социализма»). Так, в начале 1922 Гитлер заявил одному из «консервативно-революционных» теоретиков А.Мёллеру ван ден Бруку: «У вас есть все, что отсутствует у меня. Вы разрабатываете духовное оружие для Германии. Я же не более чем барабанщик и собиратель, давайте же работать вместе». Гитлеровцы блокировались с другими крайне правыми союзами – «Оберланд» и «Имперский флаг», вступили в объединенный «Немецкий боевой союз». Но «скромность» нацистов длилась недолго. Очень скоро НСДАП выступила в качестве претендента на власть в немецком государстве.

В январе 1923 НСДАП провела общегерманский съезд и 6-тысячный парад в Мюнхене. Но реальным влиянием нацисты пользовались в тот период, прежде всего, на Юге страны, в первую очередь, в Баварии. Здесь им благоприятствовали особые обстоятельства: наступление реакции после подавления Мюнхенской Советской Республики 1919, присоединение массы членов «добровольческих корпусов», созданных для борьбы с революцией, терпимое или даже покровительственное отношение со стороны правого регионального режима генерального комиссара Баварии Г. фон Кара, который и сам сочувствовал фашизму. Позиции НСДАП укрепило и присоединение к ней бывшего генерал-квартирмейстера германской армии генерала Эриха Людендорфа, широко известного многим участникам Первой мировой войны. Осенью 1923 в организации насчитывалось более 50 тыс. членов.

Подобно другим ультраправым формированиям, нацисты широко прибегали к террору против своих политических противников. Так, в октябре 1922 во время проведения «дня Германии» 800 штурмовиков во главе с Гитлером напали на город Кобург и в течении двух дней при попустительстве властей громили рабочие демонстрации и организации, избивали прохожих. Среди других нацистских акций были погромы редакций газет, покушения на депутатов, нападения на евреев, взрыв бомбы в бирже Мангейма, разгромы отелей, кафе рабочей молодежи, атаки на фабрики и рабочих активистов.

В условиях резкого обострения политической ситуации в Германии нацистская партия попыталась совершить государственный переворот. Сигналом к нему должны были стать события в Мюнхене. 8 ноября 1923 предводительствуемые Гитлером вооруженные штурмовики напали на созванное фон Каром в пивной «Бюргерброй» собрание представителей баварской политической и экономической элиты и принудили собравшихся одобрить план НСДАП: Гитлер объявлялся главой правительства Германии, Людендорф – руководителем вооруженных сил. Мятежники попытались занять стратегические пункты города, арестовали социал-демократических членов муниципалитета и граждан «с еврейскими фамилиями», готовили массовые расстрелы. Однако «пивной путч», как окрестили современники гитлеровский мятеж, был весьма плохо организован и, натолкнувшись на сопротивление армейских и полицейских сил, захлебнулся уже на следующий день. Солдаты открыли огонь по трехтысячной колонне путчистов, убили 14 из них и разогнали шествие; Людендорф был схвачен, но вскоре освобожден «под честное слово», капитан Рем сдался. 12 ноября 1923 арестован был и сам вождь («фюрер») НСДАП Гитлер.

В ноябре 1923 были запрещены национал-социалистические издания в Баварии. Нацистские вожаки отделались весьма мягким наказанием. Согласно приговору мюнхенского суда 1 апреля 1924, Людендорф был оправдан, Гитлер и несколько его сподвижников получили приговоры до 5 лет тюрьмы, однако с правом досрочного освобождения. В тюрьме Гитлер занимался тем, что писал свою главную «теоретическую» книгу Моя борьба (Mein Kampf). Уже в декабре 1924 «фюрер» вышел на свободу.

Однако, несмотря на такую поразительную мягкость властей, после позорного провала мятежа нацистская партия начала разваливаться. К началу 1925 в ней осталось лишь 500 членов. Большинство организаций присоединились к другой организации – «Немецко-фёлькише партии свободы», во главе которой встал Людендорф. Однако успехи «легальных» фашистов также были скромными: на выборах в рейхстаг в мае 1924 сторонники Людендорфа собрали около 7, а в декабре того же года – всего лишь 3 процента голосов.

Оказавшись на свободе, Гитлер предпринял меры по восстановлению НСДАП. Вплоть до великого экономического кризиса, охватившего Германию в начале 1930, влияние национал-социалистов в целом оставалось ограниченным. Как признавал позднее нацистский автор Х.Фабрициус, деятелей НСДАП в тот период считали «хвастунами и болтунами, политическими шутами. Над ними подшучивали и насмехались».

Однако именно в это время НСДАП закладывала основу для своего будущего успеха, налаживала жесткую внутреннюю структуру и расширяла сеть связей в обществе. С помощью братьев Грегора и Отто Штрассеров, популярных в националистических кругах мелких собственников и рабочих, ей удалось создать организации нацистов на северо-западе страны (в промышленных зонах – Руре, Гамбурге, Средней Германии). Во второй половине 1920-х гитлеровцы активно налаживают контакты с предпринимателями и добиваются от них выделения значительных средств на финансирование партии. Возрождались штурмовые отряды СА, которые возобновили кровопролитные нападения на сторонников левых партий и профсоюзов, антифашистских активистов, рабочие демонстрации и собрания. В 1925 было образовано и еще одно, более элитарное военизированное подразделение – «охранные отряды» СС, своего рода внутренняя полиция; в конце 1930 в ней имелось около 2700 человек. Росло число нацистских изданий: в 1926 НСДАП имела всего одну ежедневную газету тиражом в 10,7 тыс. экземпляров, в 1928 – уже четыре общим тиражом в 22,8 тыс., а в 1929 – 10 газет тиражом в 72,6 тыс. экземпляров.

Национал-социалистам удалось в этот период вытеснить своих конкурентов в ультраправом лагере и стать, по существу, главной и основной фашистской силой в Германии. В 1927 три депутата «фёлькише» перешли в НСДАП, а на выборах 1928 политическая организация «фёлькише» окончательно сошла со сцены. В конце 1929 нацисты добились успеха на выборах в ряде земельных парламентов, кроме того, было преодолено своеобразное «политическое табу» – их впервые (хотя и ненадолго) включили в земельное правительство (в Тюрингии). Большинство активистов крайних националистических группировок вступили в НСДАП, приняв авторитет ее «фюрера» и ее программу.

Воспользовавшись почти всеобщими настроениями недовольства, порожденными острейшим социальным и экономическим кризисом, в котором оказалась Германия в 1930–1932, национал-социалисты смогли добиться стремительного роста своих рядов и популярности. Они вновь приобрели широкие симпатии в своей традиционной базе – среди мелких собственников, расширили националистическую агитацию среди рабочих и безработных, развивали контакты среди предпринимателей. Количество членов НСДАП в 1932 превысило 1 млн. НСДАП стала крупнейшей политической силой страны: на выборах в рейхстаг в сентябре 1930 она собрала более 18% голосов, в июне 1932 – более 37% (в ноябре 1932 число голосов несколько сократилось – до одной трети). В ряде земель были сформированы правительства с участием нацистов.

Успехи на выборах и надежды на «легальную» победу отнюдь не мешали нацистам продолжать и даже усилить террор против левых сил. В ряде районов страны кровопролитные столкновения между нацистами и антифашистами стали систематическим явлением.

Как кандидаты на роль «сильной власти» и силы, способной «навести порядок», гитлеровцы становились все более приемлемыми и для экономической и политической элиты страны – ведущих предпринимателей (особенно, в тяжелой промышленности), чиновников, военных, политиков. Сам Гитлер и другие вожди партии проводили многочисленные встречи с ними и успокаивали их, обещая не осуществлять на практике намеченные в партийной программе меры по ограничению деятельности хозяйственных трестов. «Наши предприниматели, – заявил „фюрер“, – обязаны своим положением своим способностям. Этот отбор, лишь подтверждающий их принадлежность к высшей расе, дает им право руководить». Такая переориентация вызывала недовольство среди многих рядовых членов НСДАП и штурмовых отрядов. В их среде получили распространение представления, которые именовали «левым фашизмом». Речь шла о соединении воинствующего немецкого шовинизма и антисемитизма с требованием принять меры против крупного капитала. Теоретик этого течения Отто Штрассер выступал за превращение основных предприятий и фирм в совместную собственность государства, работников и бывших владельцев. Вместе с группой своих сторонников он покинул нацистскую партию и создал собственную организацию. Однако множество приверженцев «левого фашизма» остались в НСДАП и занимали руководящие посты в СА (включая руководителя штурмовиков Эрнста Рёма).

Представители влиятельных финансовых кругов стали призывать привлечь к управлению «крупнейшую партию страны». В сентябре 1932 с подобным заявлением выступила группа предпринимателей Рура, а в ноябре 1932 – ведущие промышленники Тиссен, Шредер, Шахт, Ростерг, директор «Коммерц-банк» Рейнхарт и др. Гитлер договорился также с ведущими правыми политиками, прежде всего, с бывшим рейхсканцлером Францем фон Папеном. 30 января 1933 президент Германии Пауль фон Гинденбург назначил новое правительство во главе с рейхсканцлером Адольфом Гитлером. Помимо нацистов, в кабинет вошло несколько представителей других крайне правых организаций (Немецко-национальной народной партии и «Стального шлема»), а также беспартийные.

Сформирование правительства Гитлера нацисты объявляли в последующем «национал-социалистической революцией». Теперь нацистский террор был узаконен и стал политикой государства. В обстановке массовых арестов противников фашизма и начавшегося преследования оппозиции 5 марта 1933 были проведены новые выборы в рейхстаг, на которых НСДАП набрала почти 44 процентов голосов. Исключив из парламента депутатов-коммунистов, нацистская партия обрела необходимое большинство мест и могла приступить к насаждению своей модели государственной власти.

16 Мая, 2008 Просмотров: 20385 Печать



Факты о Германии
Основные факты и цифры о Германии.

Есть вопрос? Мы отвечаем!

Задать вопрос


Праздники Германии


 Случайное фото

Хоэншвангау - Замок Нойшванштайн

Начните свой виртуальный тур по городам Германии!

Панорамы городов Германии

Хотите увидеть все объекты всемирного наследия ЮНЕСКО в Германии?