Получить гражданство становится труднее


Сегодня мы снова поговорим об иммиграции и иммигрантах. Тема эта часто звучит в наших передачах, но тут уж ничего не поделаешь: связанные с иммиграцией проблемы очень остро стоят в Европе. Практически все страны Европейского Союза в последние несколько лет ужесточили иммиграционные законы. Правда, в Германии предложение ввести своеобразный экзамен для желающих получить немецкое гражданство вызвало бурю протестов, но во Франции, например, подавляющее большинство депутатов Национального Собрания проголосовало за изменение законодательства, которое закрывает многим иностранцам путь в страну. О ситуации во Франции мы расскажем чуть позже, а пока – о некоторых других странах Европейского Союза.

Уже в течение нескольких лет Европейский Союз пытается как-то сбалансировать свою иммиграционную политику, хотя бы выработать общие, единые критерии, по которым выдаётся вид на жительство и так далее. Однако и число иммигрантов (как легальных, так и нелегальных), и, например, требования к тем иностранцам, которые хотят получить гражданство, в разных странах ЕС – очень разные. Так, скажем, для получения британского подданства нужно прожить в Великобритании (разумеется, легально) пять лет, а в Испании – десять . Где-то не дают гражданство тем, кто не может материально обеспечить себя самого и свою семью, где-то причиной отказа может стать судимость… Но не везде. Даже знание государственного языка не во всех странах Европейского Союза является обязательным условием. Власти Италии не настаивают на том, чтобы кандидаты на получение гражданства знали итальянский. Зато заявления от желающих получить итальянский паспорт принимают лишь тогда, когда они проживут в стране не менее десяти лет. 

В Европейском Союзе, пожалуй, самое либеральное иммиграционное законодательство – в Великобритании. На протяжении столетий она даёт приют иностранцам. В 17-18-м веках это были, прежде всего, французские гугеноты, в девятнадцатом веке здесь спасались от голода ирландцы. После прихода Гитлера к власти в Германии на британские островах спасались от концлагерей и смерти европейские евреи. После Второй мировой войны основной поток иммиграции – из азиатских и африканских стран Британского Содружества. Иммигранты из Бангладеш селятся, в основном, в лондонском районе Ист-Энд. Его сегодня шутливо называют «Банглатаун». Индийцы предпочитают западные окраины британской столицы. Зато иммигранты из Китая не любят селиться компактно, они рассеяны по всему городу, и знаменитый лондонский «Чайна-таун» - не более чем туристический аттракцион.

«Великобритания – это настоящий «третий мир». Здесь живёт столько иностранцев! И нет никакой прописки, никакой регистрации по месту жительства, не обязательно иметь при себе паспорт… Лафа! Живи – и никто тебя не тронет!»

- радуется лондонский таксист Карл, родившейся и выросший в Нигерии.  Британские власти подходят к проблемам иммиграции прагматично: живи и давай жить другим. Но с расистами и с теми, кого уличат в дискриминации иммигрантов, закон обходится очень жёстко. К самим иммигрантам здесь относятся либеральнее. Правда, с прошлого года для получения британского паспорта иностранцам нужно сдать экзамен по английскому и по страноведению (показать, что они понимают, в какой стране живут и какие порядки здесь действуют). Британский министр по делам интеграции Тони Мак-Нулти  объясняет:

«Люди должны хоть немного знать о своей новой родине. Но кандидаты на получение паспорта могут сколько угодно раз делать попытки пройти этот тест – до тех пор, пока не ответят правильно минимум на шестнадцать из 24 вопросов о Великобритании».

Иначе обстоит дело в трёх государствах Балтии – Латвии, Литве и Эстонии. Здесь экзамены на получение гражданства труднее, и, кроме знания языка, необходимо продемонстрировать также серьёзные знания истории страны и её конституции. Ещё сложнее получить датское подданство. Кроме того, что им надо прожить в стране не менее восьми лет, иностранцы, желающие стать датчанами, обязаны сдать экзамен по языку на уровне девятого класса общеобразовательной школы.

Что касается Германии, то здесь в процентном отношении живёт больше всего иностранцев из всех стран Европейского Союза: около семи миллионов, больше восьми процентов всего населения страны. Получить немецкое гражданство проще, чем во многих других западноевропейских странах, но надо и язык знать, и прожить в Германии не менее семи лет. Процедура предоставления австрийского паспорта сейчас также усложнилась. Кандидаты должны выдержать серьёзный экзамен по страноведению. Австрийские журналисты задавали вопросы, на которые предстоит ответить иностранцам, людям на улице, и выяснилось, что очень многие прохожие – коренные жители Вены и других городов страны – на них ответить не могут.

Ну, а желающим получить вид на жительство в Нидерландах (не подданство, а просто вид на жительство!) вообще приходится проходить подобный тест ДО получения визы, в посольствах Нидерландов в их собственных странах. Министр по делам иммиграции и интеграции Рита Вердонк подчёркивает:

«Тот, кто хочет жить с нами, должен быть готовым к этой жизни. Только в этом случае он сможет успешно адаптироваться, найти работу или место учёбы».

Для того, что сдать экзамены на право получить голландскую визу, необходима серьёзная подготовка: не менее трёхсот учебных часов, как подсчитали эксперты. Правда, власти Нидерландов оказывают здесь определённую помощь: за 64 евро можно приобрести пособие по страноведению и компакт-диск с фильмом, рассказывающим о жизни в Голландии.

Особо остановимся на Франции.

Неделю назад Национальное собрание Франции одобрило реформу иммиграционного законодательства. Долгое время официальный Париж  не слишком много внимания уделял этой сфере и, в сущности, закрывал глаза на  последствия массовой  иммиграции послевоенных десятилетий. После распада французской колониальной империи сотни тысяч выходцев из стран Африки и Азии устремились в бывшую метрополию. Взрывоопасная социальная ситуация в местах компактного проживания и беспорядки, организованные и спровоцированные безработной иммигрантской  молодежью заставили власти принимать срочные меры. Сначала премьер-министр страны Доминик Де Вильпен добился принятия так называемого "закона о первом найме", который, в частности, помогал освободить рабочие места для начинающей свой трудовой путь неквалифицированной молодёжи. А это, прежде всего, - дети иммигрантов.  

Однако идея вызвала очередную волну протестов. Большинство расценило действия правительства  как демонтаж социальных завоеваний. Главные положения закона фактически пришлось отменить. Вскоре после этого министр внутренних дел Николя Саркози предложил внести изменения в законодательство об иммиграции. Его цель – ограничить приток новых иностранцев во Францию. 17 мая проект закона большинством примерно в две трети голосов был одобрен нижней палатой французского парламента. В начале июня он будет представлен на рассмотрение Сената, но и там (это можно сказать с полной уверенность) его одобрят.  С подробностями – Виктор Кирхмайер:

Тысячи охваченных пламенем автомобилей, разбитые витрины магазинов и окна детских садов, – телерепортажи о бесчинствах иммигрантской молодежи в пригородах крупных французских городов взбудоражили всю Европу. Министр внутренних дел Николя Саркози в связи с событиями прошлой осени решил проявить твёрдость духа. Он предложил серьёзно изменить иммиграционное законодательство. Всем, кто не согласен соблюдать французские законы, следует, по его мнению, покинуть страну. Впредь Франция должна будет регулировать приток иностранцев в той степени, в какой это необходимо для соблюдения её национальных интересов, - подчеркивает министр.

Разработанный Саркози проект закона основывается на избирательном подходе к лицам, желающим въехать в страну. Планируется ввести иммиграционные квоты и отдавать предпочтение представителям перспективных профессий, на которые имеется спрос на рынке труда.  Ежегодные квоты будут определяться, исходя из экономических потребностей Франции. Уже сейчас ясно, что гораздо легче разрешение на проживание в стране (своеобразной «Грин-карты») будет выдаваться рабочим высокой квалификации, студентам, научным работникам, преподавателям высших учебных заведений, известным деятелям искусства… Но вот получить въездную визу во Францию иммигрантам без специальности и без образования станет очень трудно.

Кроме того, новый закон отменяет автоматическое получение гражданства теми иммигрантами, которые прожили во Франции десять лет. Теперь решение о гражданстве будет приниматься индивидуально. Всех кандидатов проверят на знание французского языка, политическую благонадежность и лояльность по отношению к французскому государству. Кроме того, ужесточаются правила воссоединения семей и предоставления вида на жительство иностранцам из стран, не входящих в Европейский Союз, в случае их брака с гражданином или гражданкой Франции. Бороться с фиктивными браками Саркози предлагает путем  выдачи разрешений на въезд для иностранных партнеров не раньше чем через три года после заключения брака (до сих пор такие разрешения давались через два года). Французский министр внутренних дел аргументирует так:

«Добровольная эмиграция – это нечто совершенно иное, чем эмиграция вынужденная. Мы должны проводить здесь чёткие различия. И если кто-то просто хочет жить во Франции, потому что здесь лучше, чем у него на родине, то выбор вправе делать не только он, но и Франция. Мы будем выбирать лучших, наиболее необходимых стране иммигрантов».

Законопроект вызвал протесты не только в самой Франции, но и за рубежом. И хотя, согласно опросам общественного мнения, три четверти французов одобряют ужесточение иммиграционного законодательства, у Саркози нашлись критики даже внутри его по партии. Спикер парламента Жан-Луи Депрэ говорит:

«Мне не нравятся выражения "элитная" или "селективная иммиграция". Я не хочу обижать людей».

А бывший премьер-министр Франции, социалист Лоран Фабюс, полагает:

«Если затруднить воссоединение семей, это приведет к усилению нелегальной иммиграции в страну».

Эрик Рауль, депутат Национального собрания от департамента «Сена-Сен-Дени» (того самого, где в прошлом году были самые серьёзные беспорядки), считает, что правительству надо было бы, прежде всего, заняться интеграцией тех иностранцев, которые уже живут во Франции. Так называемая "проблема иммиграции" о которой все говорят, это, в первую очередь, проблема интеграции выходцев  из других стран и адаптации культурных ценностей, - убеждён депутат парламента. Иммиграция и интеграция неразрывно связаны между собой.

С этим утверждением, конечно, глупо спорить. Проблема только в том, что начинать процесс интеграции иностранцев в любой стране годы спустя после того, как они приехали на новую родину, не только очень трудно, но, чаще всего, и безнадёжно поздно. Ведь интеграция – встречный процесс. Скажем, для того, чтобы эстонцы и живущие в Эстонии не-эстонцы лучше понимали друг друга (я имею ввиду, разумеется, не только язык), необходимы и взаимное уважение, и знания друг о друге, о культуре и истории друг друга. И ещё: прежде, чем говорить о дискриминации, надо быть хорошо информированным о том, какие законы, какие правила, какие порядки действуют в этой области в других странах Европы. Надеюсь, что вам поможет в этом сегодняшняя передача.

Ефим Шуман «Немецкая волна»




Факты о Германии
Основные факты и цифры о Германии.

Есть вопрос? Мы отвечаем!

Задать вопрос


Праздники Германии


 Случайное фото

Музей BMW

 Немецкие сайты

Эти сайты вам будет интересно посетить:

Начните свой виртуальный тур по городам Германии!

Панорамы городов Германии

Хотите увидеть все объекты всемирного наследия ЮНЕСКО в Германии?